Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Мнения и комментарии


05:07:50 02-03-2012

Соцсети не сработали

 

Мы не раз писали о гражданской пассивности казахстанцев, но, пожалуй, самым ярким доказательством тому стали неудачные митинги “несогласных”, прошедшие в нескольких городах страны 25 февраля. И если небольшой группе активных алматинцев выразить недовольство всячески препятствовали доблестные полицейские, которых было в 4-5 раз больше самих протестующих, то в недавно бушевавшем Жанаозене на площадь вышли только 10 женщин.

Напомним основные требования, которые выдвигают ОСДП “Азат” и группа “НЕсогласные Казахстана”, созданная в Facebook: освободить из-под ареста лидера незарегистрированной партии “Алга!” Владимира Козлова, активиста “Халык Майданы” Серика Сапаргали, главного редактора оппозиционной газеты “Взгляд” Игоря Винявского. Кроме того, они выступают против результатов парламентских выборов и за наказание виновных в гибели людей в Жанаозене.

В целом несанкционированный митинг в Алматы собрал не более тысячи человек. Если не брать в счет представителей полиции и СМИ, то самих протестующих было около двухсот.
Его организаторам следовало бы учесть настроения и потребности самих казахстанцев. Те политические требования к властям, которые выдвигает оппозиция, видимо, не входят в число насущных проблем значительной части населения, полагают эксперты.

К примеру, акции протеста “праворульщиков”, дольщиков и ипотечников тоже не собирали много людей. Но люди шли на них сами, без каких-либо призывов политиков, не страшась преследования со стороны властей. Потому что они шли отстаивать СВОЕ – свои права и свою собственность. А все то, против чего граждан призывают протестовать сегодня, они своим не считают, – прокомментировал директор Центра актуальных исследований “Альтернатива” Андрей Чеботарев.

Как известно, в Алматы была одна из самых низких явок избирателей по республике, что была вынуждена признать и власть, – продолжает политолог.А раз люди в этих выборах не участвовали, то у них нет и никакого желания митинговать против их результатов. Что касается требований относительно объективного расследования трагических событий в Жанаозене и Шетпе и освобождения арестованных представителей оппозиции и независимых СМИ, то надо объективно признать, что далеко не все казахстанцы солидарны с соответствующими людьми. Скорее всего, сочувствие к ним есть. Но не настолько, чтобы оно проявилось в открытых протестах. К тому же не исключено, что жесткие действия властей во время и после жанаозенских событий являются для многих сдерживающим фактором, вынуждающим их держать свои чувства при себе. С другой стороны, в январском и февральском митингах приняли участие люди, далекие от политики, особенно представители молодежи. Так что гражданское самосознание у казахстанцев, хотя весьма медленно и избирательно, но все же проявляется.

Между тем противостояние между оппозицией и властью все больше напоминает “разборки” между недавними соратниками. Как известно, многие лидеры оппозиционных партий когда-то сами были во властных структурах.

Причем, находясь там, они не сильно проявили себя в качестве защитников прав и свобод граждан, – отмечает А.Чеботарев. – А вот пример другого рода. В 1997 году Акежан Кажегельдин, будучи еще премьер-министром, открыто выразил свою солидарность с участниками, кстати, очень многолюдного митинга в Алматы против повышения “Алматы пауэр Консолидэйтед” цен на электроэнергию. И, уйдя в оппозицию, он получил большую поддержку в обществе. Лидеров же ДВК, первого “призыва” “Ак жола” и блока “За справедливый Казахстан” люди, на мой взгляд, поддержали в основном из-за усталости от консерватизма властей и желания хоть каких-то позитивных перемен.

Политолог надеется, что появление новых сил способно что-то изменить в настроениях общества, причем не столько в отношении к оппозиции, сколько в повышении гражданского самосознания людей.

В принципе, такую попытку предприняли основатели движения “Казахстан-2012”, переименованного затем в Социалистическое движение Казахстана (Айнур Курманов, Есенбек Уктешбаев и т.д.). Однако из-за преследования со стороны властей они перебрались за границу. Тем самым они рискуют потерять свою социальную базу. Не в состоянии обеспечить массовую поддержку своим идеям и требованиям и национал-патриоты (Мухтар Шаханов, Серикжан Мамбеталин). В общем, пока все проявления социального и политического протеста и их выразители не найдут точек соприкосновения друг с другом, пока – и это самое главное – данный протест из их личного или узкогруппового не станет общегражданским, нынешнюю ситуацию никто изменить не сможет, – подытожил А.Чеботарев.

«Central Asia Monitor», 2.03.2012 г.
Сауле Исабаева 

Просмотров: 3292       « Вернуться назад