Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Мнения и комментарии


10:51:19 13-06-2012

А. Чеботaрев: С Минском и Ташкентом у Москвы больше нерешенных вопросов

 

- Как Вы оцениваете итоги визита Владимира Путина в Казахстан? Можно ли считать, что после визита российского лидера большинство спорных вопросов разрешены?

- Безусловно, что приезд президента РФ Владимира Путина в Казахстан вдохнул новые веяния в развитие взаимоотношений двух стран. Одним из самых важных результатов его переговоров с президентом РК Нурсултаном Назарбаевым стало соглашение о безрегистрационном пребывании граждан Казахстана и России на территории друг друга в течение 30 суток. В стратегическом плане особое значение имеют планы развития сотрудничества в космической сфере, включая совместное использование космодрома «Байконур». А в экономике – намерение российских компаний «Автоваз» и «Sollers UAZ» вложить инвестиции в казахстанское машиностроение.

Что касается спорных вопросов, то уже после отъезда российского президента наш глава государства подписал закон о ратификации межправительственного соглашения об урегулировании взаимных финансовых вопросов и условиях расчетов в области военного образования и использования испытательных полигонов. В данном случае стороны отказались от взаимных претензий, связанных с использованием Россией арендуемых ею у Казахстана четырех испытательных полигонов, с одной стороны, и затратами по обучению казахстанских военнослужащих в России, с другой стороны, за период с 1996 по 2004 гг. При этом они должны осуществить разовое погашение взаимных финансовых обязательств на сумму 135,73 млн. долларов США.

Хотя понятно, что далеко не все сложные и неоднозначные вопросы в отношениях Казахстана и России были решены. В том числе это касается и строительства на территории первого из них АЭС при участии российской стороны. Судя по всему, соответствующий проект активно лоббирует «Росатом» при поддержке руководства Мининдустрии и новых технологий РК и «Казатомпрома». Среди же казахстанской общественности данная идея не поддерживается. Впрочем, у «Ак Орды» есть свои мотивы решать, дать ход этому проекту или нет.

Интересны также оценки отдельных казахстанских экспертов и СМИ относительно того, что президент РФ сначала съездил в Беларусь, Узбекистан и Китай и только после этого – в Казахстан. Они считают это обстоятельство следствием некоторого охлаждения в отношениях между Астаной и Москвой, в том числе под влиянием мартовского отказа казахстанского руководства подписать договор о преобразовании ЕврАзЭС в Евразийский экономический союз. Возможно, что Кремль так или иначе использует фактор соответствующих дипломатических маневров для оказания определенного воздействия на «Ак Орду». Но в целом, я думаю, что Россия в первую очередь руководствуется своими собственными задачами и интересами в отношениях с другими странами, а не стремлением дать понять Казахстану, кто для нее важнее. Очевидно, что с Минском и Ташкентом у Москвы больше нерешенных вопросов, чем с Астаной. Поэтому и зарубежные поездки Владимира Путина были выбраны, исходя из этих соображений.

Так что визит российского президента в Казахстан показал, что спорные и нерешенные вопросы в отношениях двух государств хотя и есть, но категорического непонимания и охлаждения в них пока не наблюдается.

- С чем связаны многочисленные публикации в казахстанских СМИ, где критически оцениваются перспективы Евразийского союза?

- По сути дела, до сих пор нет ясностей относительно:

а) реальных целей и дальнейших перспектив реализации евразийского интеграционного проекта и развития в его рамках как уже действующих (ЕврАзЭС, Таможенный союз, ЕЭП), так и запланированных (Евразийский союз) межгосударственных объединений;

б) соотношения евразийского интеграционного проекта и национальных интересов Казахстана. Особенно с учетом делегирования последним своих определенных полномочий наднациональным структурам внутри ТС и ЕЭП.

Поэтому среди широкой казахстанской общественности сегодня преобладает точка зрения о том, что речь идет об исключительно политических проектах. Причем реализуемых под влиянием России в соответствие с ее геостратегическими интересами на постсоветском пространстве. Последнее же обстоятельство расценивается как создание серьезных угроз для суверенитета Казахстана. Особенно эту тему муссируют представители непримиримой оппозиции и национал-патриоты. В любом случае, если речь идет о будущем ЕАС как не политическом, а именно экономическом интеграционном объединении, то его формирование должно идти продуманно, постепенно и на основе баланса национальных интересов стран-участниц.

Кто в Казахстане является сторонниками евразийского интеграционного проекта? Какие социальные группы выигрывают от интеграции?

- Интересно, что вопреки критическим оценкам политика руководства Казахстана по интеграции с Россией встречает поддержку у заметной части населения республики. Так, например, по результатам социологического исследования, проведенного в октябре 2011 года Центром социальных и политических исследований «Стратегия», 50-55% казахстанцев в совокупности выступают за ту или иную форму объединения Казахстана с Россией. Данное исследование выявило высокий уровень поддержки участия Казахстана в Таможенном союзе (52%).

Судя по всему, преимущественно здесь речь идет о представителях поколений, сформировавшихся в советский период, а также гражданах, связывающих свои личные, деловые или гуманитарные интересы с Россией. Но в целом пока еще рано говорить о каких-либо серьезных выгодах от участия Казахстана в ТС и ЕЭП относительно целых социальных групп населения. Это станет ясно, когда данные межгосударственные объединения будут полностью сформированы и выйдут на устойчивый уровень своего функционирования. Пока же больше «дивидендов» идет в рамках двустороннего формата отношений между Казахстаном и Россией.

«ИАЦ МГУ», 13.06.2012 г.

Просмотров: 2688       « Вернуться назад