Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Caspian Bridge

Публикации: Мнения и комментарии


04:44:22 13-08-2016

Транзит власти: не факт, что все пойдет по сценарию Акорды

 
Разговоры о возможности транзита власти снова стали усиленно подниматься, якобы, это возможно уже в самой ближайшей перспективе - нынешняя осень или начало следующего года. Чем будет отличаться сегодняшний сценарий передачи власти от предыдущих? Кто из политической и бизнес-элиты будет в нем активно участвовать? На эти и другие вопросы Матрица.kz отвечает Андрей Чеботарёв, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива».
 
Тема транзита - уже не табу
 
- По некоторым версиям, транзит власти возможен уже в самое ближайшее время - нынешней осенью или в начале следующего года. По-Вашему, какие на это есть основания?
 
- Относительно муссирования данной темы в последнее время можно предположить две возможные версии. Первая версия: идет сознательный, с подачи Акорды, вброс в СМИ с целью подготовки общества и особенно элиты для начала к предстоящей конституционной реформе, о которой глава государства заявил в прошлом году. Напомню, что речь идет о перераспределении полномочий от президента в пользу парламента и правительства. Заодно в чисто восточном стиле все неравнодушные к этой теме в системе власти смотрят друг за другом, кто как отреагирует, поведет себя, и в зависимости от своих интересов могут либо сразу сообщить об этом кому следует наверх, либо попросить у своего визави что-то взамен за молчание.
 
Вторая версия: тема транзита власти муссируется по инициативе «снизу». Но не из общества, а от определенных групп влияния, которые заинтересованы как-то повлиять на президента, подтолкнуть его хотя бы к первым шагам в направлении внесения «заветных» поправок в Основной закон страны. Ведь вопрос, как поется в одной известной песне, «Что же будет с Родиной и с нами?» актуален по-прежнему и для власть имущих в первую очередь. Правда, в таком случае перспективы проведения конституционной реформы будут еще более неопределенными, чем в первой версии. Глава государства вряд ли поддастся какому-либо влиянию по такому сверхважному для себя вопросу.
 
- Необычайная активность премьер-министра Карима Масимова как-то связана с грядущим транзитом?
 
- Заметная в последнее время активность премьера, в том числе в СМИ, вполне вписывается в вышеозвученные версии. Если в новой конфигурации власти фигура главы правительства будет играть более важную роль, чем сейчас, и именно Масимову гарантировано дальнейшее пребывание на этом посту, то он и получил карт-бланш. Речь идет о выстраивании им отношений с разными группами влияния, в частности, через мероприятия по линии правительства, а также наборе очков среди населения посредством активности в СМИ и социальных сетях. В тоже время такая подготовка не дает ясных ответов на вопрос, когда именно начнется конституционная реформа. Учитывая довольно «жаркий» в политическом отношении для страны весенне-летний период, ее реализацию могут отложить на следующий год или вообще на неопределенное время.
 
- О транзите говорят не первый год. Как Вы думаете, тема транзита власти пять лет назад и сегодня – это одно и то же? Если нет, то, в чем разница сейчас?
 
- Разница заметная. Во-первых, прежде данная тема на официальном уровне была табу. Однако еще в 2013 году в фильме «Назарбаев Life» президент сам поднял ее, дав понять, что передача власти будет мирной. А в 2015 году намечены определенные контуры для реализации этого намерения. Так что у руководства страны более-менее проявлен интерес к обозначению «правил игры» не только на текущий момент, но и на отдаленную перспективу.
 
Во-вторых, сильно поменялся политический фон, включая нейтрализацию ведущих ранее оппозиционных сил. Так что отсюда всерьез противодействовать любым сценариям транзита власти практически некому.
 
В-третьих, изменился и расклад внутри правящей элиты. Кого-то жестко или мягко отодвинули от процесса принятия решений, например, Аслана Мусина, Серика Ахметова, Асхата Даулбаева и других. А кто-то, наоборот, усилился. Но в целом круг ведущих игроков внутри элиты заметно уменьшился, что для потенциальных преемников Нурсултана Назарбаева очень выгодно.
 
В-четвертых, в последнее время рассматриваемую тему активно обсуждают даже не столько в Казахстане, сколько за рубежом: в СМИ, экспертных кругах и т.д. И это понятно. Ближайшим соседям, Китаю и России, важна уверенность в том, что в посттранзитный период в отношениях Казахстана с ними все останется по-прежнему. А игроки из дальнего зарубежья опасаются вмешательства Москвы и Пекина в процесс транзита власти, в частности, и за свои собственные позиции, намерения и ресурсы в нашей стране в целом. К тому же соответствующие тревоги подогрели известные резонансные события: акции протеста по земельному вопросу, теракты в Актобе и Алматы, дело Тохтара Тулешова. Они показали, что в Казахстане не все ладно в плане стабильности, безопасности населения и иностранных инвестиций и так далее.
 
Огласите весь список!
- Некоторые эксперты считают, что персоналии, которые должны взять на себя «бремя транзита», почти те же, что и несколько лет назад. Называются имена Дариги Назарбаевой, Карима Масимова, Имангали Тасмагамбетова, Умирзака Шукеева, Нурлана Нигматуллина, Адильбека Джаксыбекова... Кого бы Вы добавили в этот список?
 
- Прежде всего, Касым-Жомарта Токаева, который в качестве спикера Сената по Конституции является первым кандидатом на занятие поста президента при определенных обстоятельствах. Исключать его как персону, потенциально устраивающую своим, можно сказать, нейтралитетом многих в элите, в этом плане не следует. Большую роль в процессе осуществления транзита власти сыграет и Тимур Кулибаев, особенно в плане обеспечения сохранности ключевых экономических ресурсов, так сказать, главной семьи и лояльности к ней бизнес-кругов. Причем этот список можно продолжить. Все дело лишь в том, кто в ходе перехода верховной власти и особенно после него будет играть решающую роль, а кто – вспомогательную.
 
- Когда говорят о транзите, кроме влиятельных персон, озвучиваются финансово-промышленные группы, а также их представители. К примеру, ранее можно было слышать про Евразийскую «тройку» и другие. Что изменилось в этом плане за последние несколько лет? Какие ФПГ могут быть активными сейчас в вопросе транзита и какие у них перспективы?
 
- За последние пять лет в стране произошло серьезное перераспределение экономических, финансовых и медийных активов. И этот процесс продолжается посредством новой волны приватизации, легализации имущества и капиталов. Соответственно, меняются и позиции разных ФПГ. В этом отношении интересно смотреть рейтинги «Forbes.kz» по 50-ти влиятельных и богатейших бизнесменов Казахстана. Появились новые лица, например, Кенес Ракишев, Айгуль Нуриева, Галимжан Есенов и др.
 
Здесь все тоже самое, как и во всей правящей элите в целом: одни усиливаются, другие – в той или иной степени оттесняются. Хотя для кое-кого процесс «заката» начался еще 10 лет назад, когда у ряда ФПГ фактически отобрали их партии, объединив их с «Нур Отаном». К примеру, та же «Евразийская группа» сохранила позиции в экономике, но утратила влияние в политической жизни.
 
Что касается будущего транзита, то, прежде всего, прослеживается аффилированность отдельных ФПГ и других бизнес-структур с некоторыми высокопоставленными лицами из указанного выше списка. Так что свою роль при необходимости они сыграют, поддерживая позиции своих «патронов», акционеров или партнеров. Вопрос лишь в том, кто из них, в каком положении и с какими ресурсами сохранится к началу данного процесса. В любой момент статус-кво ведущих экономических игроков страны может поменяться так же, как и сидящих сегодня во власти. А самое главное, все-таки неизвестно, как и с какими дальнейшими последствиями транзит власти пройдет.
 
- И как может разворачиваться этот сценарий?
 
- В принципе, практически все возможные сценарии, которые мы с коллегами из Альянса аналитических организаций расписали еще в 2013 году в книге «Сумеречная зона» или «ловушки» переходного периода», продолжают оставаться актуальными. В отличие от развитых зарубежных стран основными гарантами передачи верховной власти у нас будут выступать не официальные институты, а неформальные группы и отдельные влиятельные персоны. Это обстоятельство во многом и обуславливает всевозможные сомнения и страхи среди населения и элиты относительно своего будущего в постназарбаевском Казахстане.
 
Пока что со стороны Акорды проглядывается намерение выстроить в перспективе модель своего рода коллективного преемника в лице взаимно уравновешивающих друг друга президента, парламента и правительства при главенствующей роли Лидера нации. Соответственно этому данные посты займут лица, которым наиболее доверяет сам Нурсултан Назарбаев и которые не вызовут негативной реакции ни среди остальной части элиты, ни у большинства населения, ни у руководства соседних стран. Но, с другой стороны, не факт, что все пойдет именно по такому сценарию.
 
«Матрица.kz», 12.08.2016 г.
Назира Даримбет
 
Фото: http://komi-permyak.livejournal.com
Просмотров: 1257       « Вернуться назад