Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Мнения и комментарии


01:43:57 29-04-2017

Портрет современной молодежи: мобильна, прагматична и рациональна

 Нужно ли государству уделять пристальное внимание молодежи и как это сделать? Или же государство итак сильно ее опекает? Разные подходы в сфере молодежной политики обсудили участники экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Возможности международного молодежного сотрудничества в условиях интеграции и новая культура отношений».

На постсоветском пространстве молодежь никогда не выходила из поля зрения государственной политики, отметил политолог Эдуард Полетаев. «Учитывая значимость проблематики, практически все страны-участницы СНГ приняли законы, направленные на правовую защиту интересов молодого поколения», – напомнил он.

К слову, именно СНГ была отведена основная роль в активизации молодежи постсоветских стран в плане развития гуманитарных связей, взаимодействии новых организаций. До 2020 года, как пояснил Полетаев, будет действовать разработанная ранее стратегия международного молодежного сотрудничества государств-участников СНГ. В рамках Содружества 2009-й прошел под знаком Года молодежи. В 2016 году к Форуму молодежи Казахстана было проявлено внимание на самом высоком уровне – в нем принял участие президент Нурсултан Назарбаев. В этом году в нашей республике пройдет молодежный форум Шанхайской организации сотрудничества, а в России осенью в Сочи состоится Международный фестиваль молодежи и студентов, подобный тем, что в 1957 и 1985 годах проходили в СССР. На постсоветском пространстве прекрасно понимают силу молодежной дипломатии, как и то, что молодежь может быть использована в качестве разрушительной силы.

«Часто молодежь использовали как инструмент в различных интригах, политических играх. Иногда молодежь сама выступала в авангарде тех или иных изменений. Самый яркий пример – события 1960-1970 годов в США и Европе. Такие молодежные субкультуры, как хиппи, панки, рокеры эпатировали мир, совершали акции протеста, которые при этом происходили на фоне вполне экономически благополучной ситуации. Где-то это приводило к политическим изменениям, отставкам, а где-то не обошлось и без человеческих жертв. В уходящей эпохе цветных революций на постсоветском пространстве также активно были задействованы молодежные организации», – сказал Полетаев, добавив при этом, что сейчас много стихийных субкультур возникает в интернет-пространстве.

По мнению директора Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрея Чеботарёва, есть молодежная политика государства, но слабы механизмы ее реализации. «Я не говорю про министерства и акиматы. Речь идет об организациях, которым следует активно участвовать в этом процессе и быть партнерами государства, – уточнил он. – У нас, в частности, действуют Конгресс молодежи Казахстана, Альянс студентов Казахстана, Союз рабочей молодежи, Союз сельской молодежи Казахстана, Молодежный парламент Казахстана, Ассоциация молодых депутатов Казахстана, «Жас Ұлан», «Жас Қыран» и т.д. Однако большинство из них работают чисто номинально, не видно их региональных структур и даже веб-сайтов».

Андрей Чеботарёв считает, что инициатива должна идти снизу – молодежь сама должна проявлять активность. «В Казахстане же проводится патерналистская молодежная политика, где государство патронирует молодежь, но при этом ее использует, - заявил политолог. - Молодежи надо дать свободу, не ограничивать какие-то ее порывы, создать социально- экономические условия, чтобы молодежь не чувствовала себя ущемленной в материальном плане. А всевозможные государственные социальные заказы и гранты давать реально работающим молодежным организациям и не на «агитпроп», а на определенные социально значимые проекты. Но, видимо имеются опасения, что молодежь завтра станет «чересчур свободной» и негативно настроенной».

«Желание государства по максимуму нагрузить молодежь, в том числе, где- то на уровне интуиции исходит из того, что ее активный нерастраченный потенциал может обернуться потрясениями, поэтому так важны образование и трудоустройство, – прокомментировал выступление коллеги Полетаев. – Но многие говорят о том, что в силу влияния того же интернета, эта активность растрачивается в виртуальном мире, или, например, за счет любви к спорту – болея за любимую спортивную команду». Политолог заметил, что конфликтный потенциал молодежи – малоисследованный вопрос. Не факт, что этот потенциал высок. Тем более, что молодые люди, по сравнению с представителями старшего поколения, более прагматично смотрят на жизнь, «если и участвуют в активных молодежных программах, то явно с целью построения карьеры, либо с целью получения дополнительных бонусов, изучения языка, получения определенного опыта».

Руководитель алматинского представительства Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Мадина Нургалиева полагает, что для инициативы снизу не хватает одной из важнейших составляющих – лидеров, как на уровне регионов, так и на уровне республики в целом. «Нет лидеров общественного мнения из числа людей до 29 лет, – заявила она, ссылаясь на проведенное в прошлом году социологическое исследование. – Максимальные рейтинги набрал Азамат Ибраев в Костанайской области, во многом благодаря тому, что он является шоуменом, ведущим. Наверное, трудно сейчас будет назвать таких молодых ребят – лидеров с активной гражданской позицией. В лучшем случае это будут певцы либо спортсмены, например, Кайрат Нуртас».

Нургалиева обрисовала портрет среднестатистического молодого казахстанца. Возраст – от 14 до 29 лет. Численность, согласно данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики РК, на начало прошлого года составляла примерно 4 млн 100 тыс. человек – немногим меньше четверти всего населения. Из них примерно около 60% – это региональная молодежь, не городская, а из аулов, сел, малых городов, преимущественно казахоязычная.

«В нашем исследовании был анализ идентификационных характеристик и совершенно другой образ молодежи. Если, говоря о молодежной активности, мы оперируем категориями «студенческая молодежь», «работающая молодежь», то есть еще и безработная молодежь, которая, к сожалению, представляет значимый костяк нынешней молодежи. Вот куда надо направлять все усилия государства. Самые сложные проблемы у молодежи, находящейся на социальной периферии, – уверена руководитель представительства КИСИ в Алматы. – Прогрессивная молодежь представлена в сфере науки, культуры, спорта. Есть потенциал для того, чтобы развивать какие-то отраслевые направления с участием бизнес- структур. Современная молодежь – мобильна, прагматична и рациональна, и она не рассчитывает на помощь и поддержку со стороны государства».

Главный редактор делового журнала «Эксперт-Казахстан» Сергей Домнин также высказался за решение, в первую очередь, социальных проблем, напомнив о том, что те же акции протеста обычно не связаны со специфичными проблемами молодежи. «Лучшие институты развития молодежи – это качественные и доступные образование и здравоохранение. И в этих институтах заинтересованы все, а не только молодежь. Действительно специфическая, поколенческая проблема – переход от обучения к профессиональной деятельности. И если говорить о молодежной политике, то ее ключевой метод – как можно быстрее и эффективнее интегрировать молодых специалистов в профессиональное сообщество. Как только молодежь перестанут считать молодежью и пичкать ее соответствующими подачками и обязанностями, нагружать слово «молодежь» каким-то смыслом в профессиональной деятельности, тем быстрее произойдет процесс профессионализации. Нужно создавать рабочие места, неважно для молодежи или для людей старше 29-ти. Требуется меньше рассуждать о какой-то специфичной политике – молодежной, студенческой, а больше внимания уделять человеческому капиталу. И еще и делать что-то в этом направлении, потому что президент в посланиях постоянно говорит об этом. В контексте этих вопросов раскрываются проблемы не только молодежные, но и проблемы людей любого возраста», – резюмировал Домнин.

«Spik.kz», 21.04.2017 г.

Юлия Майская

Фото: http://ea-monitor.kz

Просмотров: 119       « Вернуться назад