Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Мнения и комментарии


12:27:36 17-05-2017

Андрей Чеботарёв: «Партиям по сути нечего предложить казахстанцам»

  В Казахстане официально зарегистрированы 6 политических партий. Эксперты отмечают, что активность проявляют, в основном, только парламентские партии. Остальные партии являются лишь стагнационными. Так ли это на самом деле? И какова на самом деле роль политических партий в жизни казахстанского общества? Оправдывают ли они надежды граждан? На эти и другие вопросы о партийно-политической системе страны в рубрике «Открытый разговор» ответил известный политолог, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарёв.

- Начнем со слов президента, который сказал, что «победившая на выборах партия будет решающим образом влиять на формирование правительства». Есть ли у нас такие партии (кроме правящей, конечно)?

- Учитывая, что прошедшая конституционная реформа не привела к серьезным изменениям в политико-властной системе Казахстана, решающее слово при формировании правительства по-прежнему остается за президентом. Поэтому действующим партиям, включая и «Нур Отан», до полноценного участия в этом процессе еще далеко. К тому же власти выстроили большой комплекс всевозможных ограничений для деятельности отечественных партий, причем даже и политически лояльных. В результате это привело к превращению практически всех их в неконкурентоспособные. Даже те партии («Ауыл», «Бiрлiк»), которые образовались за счет объединения ранее действующих, стали слабее последних.

В целом, в Казахстане сформирована закрытая политическая система, где ключевыми субъектами политики являются президент и окружающие его внутриэлитные группы влияния. Партии и другие общественно-политические организации же в этих условиях играют чисто вспомогательную роль. И кому из них и в каком количестве присутствовать в Мажилисе Парламента решают наверху. Так что именно таких партий, о которых Вы спрашиваете, у нас нет.

- В одном из своих интервью Вы отметили, что в политической жизни Казахстана практически сложилось так, что массы готовы идти не столько за идеями, сколько за видными и авторитетными персонами. Почему Вы так думаете? Ведь партия, в первую очередь, это идея, программа, а не персоны, которые приходят и уходят…

- У нас после обретения независимости республики и ухода от советского прошлого до сих пор не сформировались ни национальная идея, объединяющая основные ценности казахстанского общества, ни хотя бы четкая официальная идеология. Поэтому в Казахстане деидеологизировано все общество, включая и политическую элиту. Соответственно в политической жизни тон задают не взгляды и идеи, а отдельные персоны.

Если же взять наши партии, то у большинства из них нет какой-либо явно выраженной идеологии типа либерализма, консерватизма и т.д. Программные же установки они меняют довольно часто в угоду конъюнктурным соображениям. А Коммунистическая народная партия Казахстана (КНПК) и Общенациональная социал-демократическая партия (ОСДП) не сильно продвигают ценности и установки идеологий, заложенных в их названии. Причем представители последней из них часто озвучивают идеи и лозунги, далекие от социал-демократических. Зато все действующие партии одинаковы в том, что созданы путем объединения вокруг определенных личностей. Хотя харизматическими и популярными среди населения лидерами похвастаться могут единицы. В общем, партиям по сути нечего предложить казахстанцам. Разве что только во время парламентских выборов. Но и их предвыборные программы и лозунги быстро забываются.

- Охарактеризуйте, пожалуйста, деятельность партий на политическом поле. И вообще, как бы обрисовали нынешнее состояние партийной системы в Казахстане? Соответствует ли она состоянию плюралистического общества? Или это просто квазидемократическая ширма для отвода глаз?

- По ряду признаков на сегодня в Казахстане сложилась многопартийность с доминирующей партией, которую еще называют полуторапартийной системой. Однако «Нур Отан» не является ни правящей, ни системообразующей партией. Для нее подходит такое определение, как «партия власти», выступающая в качестве всего лишь одного из инструментов проведения политики правящей элиты. «Ак жол», «Ауыл», «Бiрлiк» и КНПК входят вместе с «Нур Отаном» в Общенациональную коалицию демократических сил «Казахстан-2050». В политической науке подобные объединения называют «партии-сателлиты», от которых требуется только признание статус-кво доминирующей партии и действие в строго обозначенных властями рамках. Разве что «Ак жол» и «народные коммунисты» несколько выделяются участием в парламентской деятельности. Наконец, ОСДП, будучи единственной оппозиционной партией, действует достаточно незаметно. По крайней мере, она не ведет активной борьбы с правящей элитой за власть.

Безусловно, что 6 партий очень мало для многосоставного в социальном, этническом, религиозном и иных отношениях казахстанского общества. Тем более, что большинство из них фактически представляют интересы только собственного руководства и находящихся в «тени» спонсоров. К процессу принятия политических решений некоторое отношение имеет только «Нур Отан». Но она не самостоятельна в своих собственных действиях и всецело зависит от властей. Остальные партии тоже, так сказать, не на высоте с точки зрения инициирования собственной политической повестки, активного взаимодействия с населением, формирования общественного мнения по ряду актуальных вопросов и т.д. С учетом всего этого в Казахстане до сих пор отсутствует четко смоделированная, устойчивая и сбалансированная партийная система с активно действующими и реально конкурирующими между собой партиями. Можно, конечно, обвинить в этом действующую власть. Однако нельзя снимать ответственность и с самих партий. В политике все-таки ценятся способности и готовность преодолевать разного рода «перегородки». Причем у нас многое для этого можно делать, не выходя за правовые рамки.

- В последнее время в средствах массовой информации и в социальных сетях часто затрагивается тема создания новых политических партий. Ваше мнение? Какие партии нужны для Казахстана, кроме существующих?

- Сейчас, на мой взгляд, востребованы партии не столько определенной идейно-политической ориентации, сколько обладающие следующими качествами.

Во-первых, созданные по инициативе снизу, со стороны общественности, а не власти или аффилированных с нею бизнес-структур.

Во-вторых, готовые к постоянной и активной работе среди населения с целью мобилизации потенциальных сторонников и избирателей, в том числе при продолжительном отсутствии необходимых материальных ресурсов.

В-третьих, выдвигающие из своих рядов потенциальных лидеров на всех уровнях своего организационного устройства.

В-четвертых, способные инициировать дискуссии по актуальным для развития республики вопросам и задавать тон на них.

В-пятых, готовые к взаимодействию с органами власти на разных уровнях для продвижения своих целей и идей, а также отстаивания интересов своей целевой аудитории.

Естественно, что о партиях, склонных к крайне радикальным методам деятельности или стремящихся к расколу общества в духе антагонизма, речи тут не идет. В частности, Казахстану очень необходима партия, которая бы представляла и защищала интересы среднего класса. Это важно в интересах завершения процесса его формирования и занятия важного места в обществе и государстве. Кстати, в 2015 году были озвучены инициативы создания четырех партий – аграрной (на базе Союза фермеров), национально- демократической (по типу «Алаша»), «Справедливости» и даже «Фейсбука». Правда, по неизвестным причинам дальше озвучивания соответствующих намерений инициаторы не пошли. Однако уже хорошо то, что запрос на новые партии в нашем обществе есть.

- Что, по Вашему мнению, нужно менять в законах и на практике, чтобы дать новый стимул для развития партийного поля и межпартийной конкуренции?

- В первую очередь, руководству Казахстана следует принять – не формально, а как естественную данность – политические права граждан и создать все необходимые условия для их реализации. Речь идет о праве участия в управлении делами государства и общества, избирать и быть избранным в соответствующие органы власти, на объединение, в том числе в политические партии, проведение мирных собраний и т.д.

В свою очередь, это предполагает устранение всевозможных «барьеров» в избирательном процессе и партийном строительстве. В частности, необходимо легализовать деятельность оппозиции как института политической системы республики, упростить порядок создания и государственной регистрации партий, сократить избирательный порог для них с 7 до 4%, обеспечить представительство всех без исключения действующих партий в избирательных комиссиях всех уровней, привлекать их представителей к разработке проектов государственных программ, концепций и законов, а также к участию в различных официальных мероприятиях. В общем, следует сделать все, чтобы партии превратились в одни из ключевых и дееспособных институтов политической системы Казахстана.

Вы – один из тех, кто в своих научных трудах писал и пишет не только о провластных, но и об оппозиционных партиях разных периодов. Что мы приобрели и что потеряли в развитии оппозиционного партийного поля?

- Одной из главных проблем казахстанской оппозиции была и остается неспособность представляющих ее персон и организаций к объединению для достижения общих целей и задач. Неоднократные попытки такого объединения были безуспешными. В результате в стране сегодня нет оппозиционных партий и движений, с которыми была бы вынуждена считаться власть. Когда-то такими были Республиканская народная партия Казахстана, Компартия Казахстана, ДПК «Ак жол» образца 2002-2004 гг., ОСДП «Азат», движения «Азамат», «Демократический выбор Казахстана», блок «За справедливый Казахстан» и т.д. Однако большинство из них в разное время прекратили свою деятельность.

Сегодня оппозицию в Казахстане главным образом представляют:

а) ОСДП, немного усиленная приходом в ее ряды видных гражданских активистов (Зауреш Батталова, Айдар Алибаев). Однако тот потенциал, который эта партия имела в 2006-2011 гг., утрачен и перспектив его восстановления не наблюдается;

б) группа общественных деятелей, занимавших когда-то ведущие позиции в оппозиционных партиях и движениях, публицистов и правозащитников (Амиржан Косанов, Гульжан Ергалиева, Евгений Жовтис, Сергей Дуванов и др.). Но без наличия политической организации и ведения системной работы их оппозиционность носит диссидентский характер, когда все сводится в основном к критике официальной политики;

в) национал-патриоты, включая, прежде всего, членов Казахского национального совета во главе с Мухтаром Шахановым. Однако они, во- первых, разобщены, действуют неформально и несистемно. Во-вторых, оппонируют властям по отдельным вопросам преимущественно этноязыкового характера, но в целом проявляют лояльность.

Отдельно следует отметить оппонентов «Акорды», пребывающих за рубежом. Наиболее видными из них являются экс-премьер Акежан Кажегельдин и бизнесмен Мухтар Аблязов. Но все они давно утратили возможности и ресурсы своего влияния в Казахстане. На многих из этих людей казахстанские власти уже просто не реагируют.

Время от времени в стране проходят всевозможные акции протеста. Но в основном они носят социальный характер. К явным политическим акциям можно отнести только прошлогодние митинги по земельному вопросу. При этом практически все эти протестные проявления являются локальными и не находят своего распространения и поддержки в общереспубликанском масштабе. И та же ОСДП не настроена на оказание их участникам серьезной политической поддержки. Не говоря уже о том, чтобы встать во главе данного протеста. Самое главное, что казахстанская оппозиция не пользуется массовой поддержкой у населения. Поэтому дальнейшие перспективы ее развития выглядят довольно туманными.

- По Вашему мнению, оправдывают ли наши ожидания парламентские партии? Не пора ли приступить к пересмотру этого явления?

- В данном случае необходимо серьезно пересматривать систему формировании и деятельности парламента. Пока правительство фактически имеет монополию на разработку и внесение законопроектов, депутатам Мажилиса и Сената ничего не остается, как исправлять недостатки этих документов, а также озадачивать чиновников своими запросами. Хотя нередко депутаты, благодаря своим запросам в правительство, влияют на положительное решение разных общественно важных вопросов.

Вместе с тем в парламенте не наблюдается межпартийных дискуссий. Представленные здесь партии словно распределили между собой сферы деятельности. Политикой здесь занимаются «нуротановцы», экономикой – «акжоловцы», социалкой – «народные коммунисты». И никто не вмешивается в дела других. При этом парламент реагирует в числе последних либо вообще никак не реагирует на резонансные события в стране. Единственно, что в последнее время при рассмотрении тех или иных законопроектов приглашаются известные представители общественности и независимые эксперты. Но этого недостаточно для реального оживления законодательного органа. Здесь должна быть представлена и оппозиция, и беспартийные граждане. А для этого следует ввести смешанную избирательную систему и обеспечить проведение выборов на честной основе.

- Страна живет в ожидании начала постназарбаевского периода. Понятно, что политическая жизнь – под ковром и публично – будет оживляться. Какое место в этом процессе будет отведено политическим партиям?

- Транзит (переход) президентской власти, который рано или поздно у нас произойдет, отдельная большая тема. При этом о возможных сценариях его проведения, результатах и последствиях пока приходится только гадать. Прошедшая конституционная реформа также не дает какого-либо понимания по этому поводу. Разве что представляется, что транзит власти не пройдет так спокойно, как в соседних России и Узбекистане. Слишком много желающих в правящей элите если не стать вторым президентом Казахстана, то хотя бы иметь «право голоса» при определении подходящей кандидатуры на этот пост.

В этих условиях партиям, скорее всего, будет отведена роль инструментов в руках ведущих групп влияния. Особенно если между последними начнется серьезная борьба за власть. При этом некоторыми из данных групп могут быть созданы новые партии. Не исключено также привлечение кем-либо из противоборствующих субъектов на свою сторону представителей оппозиции. Так что в процессе транзита власти возможно серьезное оживление в партийном поле. Но это в относительно лучшем случае. В том же Узбекистане мнение руководителей и актива действующих партий явно никто не спрашивал.

- Ваши пожелания нашему порталу, который намерен сделать эту рубрику постоянной.

- Предлагаю вам, прежде всего, сделать серию интервью с представителями руководства всех действующих партий, чтобы понять, как они сами оценивают потенциал и перспективы своих партий в настоящее время и в будущем. Затем следует узнать мнение по этому поводу у рядовых членов партий из разных регионов республики. Оценки экспертов и иных сторонних наблюдателей в данном случае тоже важны. Однако лучше всего получить их, так сказать, из первых уст.

«Pergamen.kz», 3.05.2017 г.

Руслан Косанов

Фото: https://www.syl.ru

Просмотров: 193       « Вернуться назад