Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Мнения и комментарии


09:07:30 23-08-2018

«Хотят ли русские войны»? Как казахстанские русские относятся к Путину и к его политике

Довольно часто звучит мнение, что казахстанские русские – «пятая колонна», которая в случае попыток реализации на территории нашей страны сценариев, подобных украинскому, сразу же встанут «под ружье» для защиты интересов Кремля и его хозяина Путина. Насколько допустимы такие предположения, имеют ли они под собой хоть сколько-нибудь реальные основания? Можно ли русских Казахстана вообще считать некой монолитной общностью, силой, которую стоило бы бояться? Как они на самом деле относятся к Путину и к проводимой им политике? Попытаемся разобраться.
 
Андрей Чеботарёв, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива»:
 
- Как показывает политическая история и практика разных стран мира, «пятая колонна» представляет собой:
 
а) группу людей, являющихся сторонниками антиправительственных сил либо агентами иностранных спецслужб и занимающихся нелегальной подрывной деятельностью против властей своей страны. Как известно, данный термин возник во время гражданской войны в Испании 1936-1939 гг. и олицетворял собой агентурную сеть формирований генерала Франко на территории, контролируемой республиканским правительством;
 
б) легально действующую организацию, выступающую, как правило, от лица определенной этнической или религиозной общности и ориентирующуюся на другое государство в ущерб своему. Таковой, к примеру, в 1933-1938 гг. была Судето-немецкая партия в Чехословакии, которая способствовала захвату этой страны гитлеровской Германией. В настоящее время в качестве «пятой колонны» Ирана можно рассматривать ливанское шиитское движение «Хезболла».
 
Из этого следует, что «пятой колонной» может быть определенная группа людей, а не все представители какого-либо этноса или конфессии. Дело в том, что деятельность таких людей обусловлена не столько этнорелигиозными, сколько политическими интересами. Причем в силу этого обстоятельства в состав «пятой колонны» могут входить даже представители коренного этноса соответствующей страны. К тому же «пятая колонна» действует главным образом в ходе политических и военных конфликтов между определенными странами, а также вмешательства какой-либо страны во внутренние дела другой с нарушением ее суверенитета. То есть, речь идет о враждебных действиях одного государства против другого, и в таком случае «пятая колонна» является одним из инструментов.
 
С учетом всего этого считать граждан Казахстана русской национальности «пятой колонной» РФ необоснованно. Во-первых, нельзя всех, как говорится, стричь под одну гребенку. Если рассматривать Россию как политического субъекта, то, на мой взгляд, по отношению к ней русские, как, впрочем, и все остальные казахстанцы, делятся на три основные группы: сторонники, критики и равнодушные. Кто из них составляет большинство, а кто меньшинство, сказать трудно. Чтобы выяснить это, следует провести серьезное социологическое исследование. К тому же нет четких индикаторов, которые бы позволили объективно оценивать соответствующие отношения. Если, к примеру, люди смотрят какие-то фильмы и передачи на российских телеканалах, то это еще не значит, что они интересуются политикой Кремля и готовы ее как-то поддерживать. Или возьмем людей, уезжающих в Россию на ПМЖ. Многие из них делают это по личным (соединение с родственниками) или социально-экономическим (образование, трудоустройство, пенсии), но не по политическим соображениям.
 
Во-вторых, в Казахстане нет организации, которая бы выступала в защиту интересов русских граждан с политических позиций. В 1990-х гг. таковыми были, в частности, движения «Лад» и «Русская община». В 2001 году была даже создана Русская партия Казахстана, позже переименованная в «Соотечественник», но не прошедшая перерегистрацию в соответствие с новым законом «О политических партиях». В настоящее время насчитывается около 50 русских этнокультурных объединений. Однако практически все они занимаются вопросами сугубо социально-культурного характера, действуют под эгидой Ассамблеи народа Казахстана и придерживаются максимально лояльной позиции в отношении официального политического курса страны. По крайней мере, данный сегмент общественно-политической жизни Казахстана в достаточной степени контролируется властями.
 
Отдельной темой является неоднозначная ситуация в среде казачества, где, судя по материалам разных СМИ, внутри и между немногочисленными объединениями казаков происходят постоянные споры и конфликты по поводу руководящих должностей, имущества и т.д. Кстати, один из лидеров местного казачества Юрий Захаров и его соратники в свое время обвинили Россию в «геноциде казаков» в период Советской власти и потребовали от ее действующего руководства выплаты большой денежной компенсации.
 
В-третьих, Казахстан и Россия поддерживают не просто соседские и дипломатические, а союзнические отношения. Правда, время от времени в них проявляются недопонимание и разногласия по тем или иным вопросам. Но общая официальная линия Астаны и Москвы, нацеленная на расширение и укрепление двустороннего взаимодействия на долгосрочной основе, сравнительно быстро их сглаживает. В таких условиях Россия объективно не заинтересована иметь у нас людей, которые бы своей явной или скрытой деятельностью расшатывали данную линию.
 
К русским казахстанцам и их объединениям Россия относится главным образом с точки зрения «мягкой силы», предполагающей достижение внешнеполитических целей посредством реализации мер культурного, образовательного, научного и медийного характера. Соответствующую деятельность в Казахстане осуществляет представительство «Россотрудничества». При этом официально Россия признает местных русских своими соотечественниками. Такой же статус имеют проживающие в Казахстане татары, башкиры, чеченцы, балкарцы, карелы и представители других этносов, исторической родиной которых являются определенные субъекты РФ. Для России все они важны в плане содействия поддержанию и дальнейшему развитию сложившихся отношений с Казахстаном. Аналогичным образом наша страна относится к этническим казахам в РФ и других странах.
 
Представления о русских как о потенциальной «пятой колонне» Москвы наиболее проявились в 2014 году после известных событий в Украине. Выразители такого мнения считают, что они могут повести себя в Казахстане точно так же, как это сделали русские в Крыму и Донбассе. Однако это всего лишь гипотеза, основанная на факторе общей этнической принадлежности данных граждан Украины и Казахстана и не имеющая никаких серьезных доказательств. При этом не учитываются заметные различия в условиях развития двух стран, уровнях единства или разобщенности общества, особенностях государственного управления, этноязыковой ситуации, взаимоотношений с Россией и т.д.
 
Единственным положительным в этой ситуации моментом является то, что такое отношение к русским согражданам не носит в Казахстане массового характера. Да и сами любители порассуждать о «пятой колонне» вряд ли желают реализации в стране «украинского сценария», чтобы проверить свою гипотезу. У нас в сфере межэтнических отношений хватает критических моментов, требующих своего решения. Обострять их еще и безосновательными заявлениями из серии «что может быть, если…» просто неразумно.
 
«Central Asia Monitor», 22.08.2018 г.
Юлия Кисткина
 

Фото: http://almatylife.kz 

Просмотров: 349       « Вернуться назад