Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Мнения и комментарии


10:02:07 25-01-2019

Как в Казахстане строили политологию

Политология на деле показала свою жизненную необходимость для развития любого государства. Основоположником политической науки в нашей стране стал доктор исторических наук, профессор Тлемис Мустафин, который сформулировал упомянутый выше тезис еще на исходе 90-х годов прошлого века, когда кафедры общественных дисциплин спешно перестраивали свою деятельность. В 1991 году Тлемис Мустафин добился открытия в КазНУ им. аль-Фараби новой специальности под названием «Политология». А кафедра социально-политической теории стала кафедрой политологии. И до сих пор она существует в составе факультета философии и политологии. Под руководством Тлемиса Мустафина с начала 90-х годов была развернута работа по составлению первых учебных планов и программ по политологии. 4 февраля ему исполнился бы 91 год, но по воле судьбы он скончался в день своего семидесятилетия.
 
Политолог, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива», кандидат политических наук Андрей Чеботарёв был учеником Тлемиса Мустафина, и хорошо знал его не только как преподавателя и ученого, но и как человека. Андрей Чеботарёв поделился с редактором Tarlan.kz Сырымом Иткуловым своими воспоминаниями о насыщенных студенческих годах на кафедре политологии Казахского Национального Университета под предводительством Тлемиса Тлеугабыловича Мустафина.
 
- Андрей Евгеньевич, скажите, пожалуйста, в первую очередь, что приходит вам на ум, когда вы слышите имя Тлемиса Мустафина?
 
- Тлемис Тлеугабылович – один из основоположников отечественной политической науки и политологического образования. Даже не будучи прикладником, он подготовил в рамках учебного процесса большое количество специалистов, работающих в сферах политической аналитики, государственного управления, масс-медиа и т.д. Но самое главное его наследие – это современная система политологического образования, которую Мустафин и его коллеги создали буквально с нуля. В начале 1990-х гг. в Казахстане были два отделения политологии – в КазНУ им. аль-Фараби и АГУ им. Абая (нынешний КазНПУ), на базе которых зародилась отечественная политологическая школа. Те времена были сложные, но интересные. Надо было выстраивать методологическую базу, отбирать и готовить кадры ППС, выпускать специалистов для формирующих аналитических структур. Первыми выпускниками нашего отделения политологии стали вчерашние историки, которых просто перевели с одного факультета на другой.
 
- Расскажите свою историю знакомства с Тлемисом Мустафиным и о первых впечатлений от взаимодействия с ним.
 
- Я поступил на Факультет философии и политологии КазНУ в 1993 году и выпустился в 1998. К сожалению, Тлемис Тлеугабылович ушел из жизни за несколько месяцев до нашего выпуска. Он, безусловно, среди всех моих наставников будет находиться на первой позиции. С его стороны мне были даны ценные и полезные уроки даже не только по линии образования, но и жизненной позиции. Ведь в период учебы и личностного становления юношеский максимализм, особенно в отношении политической действительности, нередко «зашкаливал». Мустафин же был одним из немногих людей, к кому я тогда прислушивался без каких-либо споров и разногласий.
 
Под его руководством в 1994 году был издан первый отечественный учебник «Политология. Курс лекций». А ведь когда мы пришли учиться, никаких учебников по данной специальности практически не было. В университетской библиотеке находился единственный российский учебник «Основы политологии» Василия Пугачева. При этом он был буквально нарасхват преподавателями и студентами аналогично самиздатовской литературе в советское время (смеется). Это позднее, во второй половине 1990-х гг. стали поступать первые учебники по политологии из России, Беларуси и т.д.
 
В этих сложных условиях Мустафин смог также подобрать серьезный коллектив преподавателей. В том числе он приглашал их из других вузов, как, например, из Нархоза сменившего его затем во главе кафедры, тоже покойного ныне Байдельдинова Лаика Амировича. И это были самые лучшие на тот момент времени специалисты в сфере социально-гуманитарных наук. Позднее Мустафин начал привлекать к учебному процессу практиков, таких как Ержан Бабакумаров, Меиржан Машан и т.д. Тлемис Тлеугабылович старался, чтобы мы получили всю палитру новых знаний. Самая интересная ситуация была связана с Нурболатом Масановым, который находился тогда в опальном положении из-за своей активной общественной позиции. Но Мустафин, несмотря ни на что, пригласил его к нам на факультет читать лекции.
 
Я сам ходил к Масанову в свободное время на его публичные лекции и заседания дискуссионного клуба. И тогда впервые возникли мысли о том, почему бы не создать нечто подобное у нас на факультете. И в этом плане нам повезло с Тлемисом Тлеугабыловичем, который всегда поддерживал творческие инициативы студентов. Поэтому, когда я и мой сокурсник Бахытжан Темирболат, который, кстати, сейчас заведует общим отделом в Администрации Президента РК, вышли с инициативой создания под эгидой кафедры первого политико-дискуссионного клуба, он с радостью поддержал нас. В результате в стенах ФФП КазНУ до сих пор работает клуб «Политолог», у истоков которого стояли студенты и преподаватели первых лет становления нашей специальности.
 
Много чего было сделано в те годы. В нашем клубе никогда не было табу на приглашения каких-либо личностей и обсуждаемых тем. К примеру, в 1997 году мы организовали дебаты между одним из сопредседателей оппозиционного движения «Азамат» Петром Своиком и председателем провластного Либерального движения Казахстана Асылбеком Бисенбаевым. Оба сейчас отошли от политики. Но тогда это были яркие представители двух противоположных лагерей. Кроме того, в разное время мы приглашали депутатов парламента, представителей разных партий, популярных журналистов. Интересное было время.
 
- По-вашему, существует ли некий кризис в современной казахстанской политической науке?
 
- Я не думаю, что сейчас отечественная политология переживает глубочайший кризис. Однако уже видно, что в сравнении с периодом начала нулевых много чего изменилось. К сожалению, полноценное политологическое образование сегодня сохранилось только в КазНУ и ЕНУ им. Л.Н. Гумилева. Есть много выпускников-политологов, кандидатов и докторов политических наук. Однако очень небольшое число из них работает в сфере науки, образования или хотя бы там, где можно реально применить именно политологические знания. Хотя, что парадоксально, условия для обучения в рамках нашей специальности стали гораздо шире и лучше. Достаточно отметить доступ к большому количеству литературы в Интернете.
 
Сейчас много молодых исследователей ориентированы преимущественно на зарубежную аудиторию. Они проходят обучение и повышение квалификации в разных иностранных вузах, участвуют в международных мероприятиях, выступают и пишут на международную тематику. Однако эти люди абсолютно инертны относительно изучения событий и процессов в Казахстане. Да и до написания серьезных научных работ созрели далеко не все.
 
Очевидно, что со временем поменялась общая атмосфера в стране. Мы формировались в условиях становления государственности, формирования политических институтов и заметной политической конкуренции. Было ощущение перемен. Многие из нас имели личную сопричастность к общественно-политическим процессам в стране. В общем, много чего вдохновляло и на получение образования, и на применение полученных знаний на практике. Сейчас же наблюдается совсем иная атмосфера. Не скажу, что полный застой. Скорее, атмосфера неопределенности. Хотя не исключено, что она по своему способствует появлению новой волны экспертов, заинтересованных изменить данную ситуацию к лучшему.
 
- Как думаете, может быть преподавателям нужен некий другой подход к молодому поколению студентов-политологов?
 
- Большинство известных мне преподавателей политологии и смежных дисциплин действительно профессионалы своего дела. Но, во-первых, им не мешало бы быть более публичными, почаще давать в СМИ свои оценки по событиям и процессам в Казахстане и за рубежом. Кстати, Тлемис Тлеугабылович на своем примере показал, как это можно делать. Он так или иначе стимулировал и коллег, и студентов к публикации в научных изданиях и СМИ. Мустафин не стремился быть, как сейчас говорят, лидером мнения, но ему было достаточно того, что он публично выступал с позиции ученого.
 
Во-вторых, студентов следует разными способами стимулировать к самостоятельной внеаудиторной деятельности. То есть, ходить и участвовать в разных круглых столах, конференциях, семинарах и т.п., больше читать профессиональной литературы, писать и публиковаться на сайтах и в изданиях своих и других вузов и разных СМИ. Для этого можно давать студентам соответствующие задания и ставить баллы, проводить больше игр и разборов конкретных ситуаций на занятиях.
 
- Бытует мнение, что сейчас, чтобы быть политологом, необязательно получать соответствующее образование. Стало много специалистов -«любителей». Как вы на это смотрите?
 
- Действительно, сейчас стало модно быть политологом. Вроде бы в самой этой «моде» ничего плохого нет. Но, когда человека без профильного образования нарекают этим званием после определенного заявления в прессе на какую-либо политическую тему, это неправильно. Сейчас к политологам причисляют многих юристов, экономистов, журналистов и т.д. Это стало прямо каким-то клише. С одной стороны, большая ответственность за это лежит на многих СМИ, которые искусственно навязывают этим людям политологическую специальность. А, с другой стороны, на самих данных экспертов, которые почему-то стесняются представляться по своей реальной профессиональной принадлежности. Но таким образом идет обесценивание как их профессии, так и нашей. Хотя следует признать, что в экспертной среде Казахстана в последнее время появилось немало хороших политических аналитиков из разных профессий. Тем не менее, любые вещи следует называть своими именами.
 
- Возвращаясь к Тлемису Тлеугабыловичу, были ли у него мысли относительно политического строя страны и его будущего в целом?
 
- Безусловно, Мустафин сыграл большую роль в осмыслении политики нового независимого Казахстана. Его самым главным трудом, которому он отдал время и силы, в том числе уже будучи тяжело больным, стала первая Казахстанская политологическая энциклопедия. Он был вдохновителем этого проекта, в котором участвовало много людей. Имеется и ряд статей в научных изданиях и СМИ по разной тематике. Однако политологическое наследие Тлемиса Тлеугабыловича требует обобщения и публикации в рамках отдельной книги, чтобы соответствующие идеи и оценки вспомнили его коллеги и ученики и, что важно, узнали представители новых поколений политологов.
 
Как ученому Мустафину была присуща политическая беспристрастность. Хотя он был человеком достаточно прогрессивных взглядов, все-таки не всегда и везде был готов выражать их вне учебного процесса. Думаю, что сегодня, в условиях, как модно сейчас говорить, политической турбулентности, многие его идеи и оценки актуальны. Важно и то, как Тлемис Мустафин и его коллеги, ставшие нашими наставниками, мыслили и анализировали. При отсутствии Интернета и дефиците профессиональной литературы они опирались на тот кладезь знаний, который получили еще в советской системе образования. Благодаря навыкам системного мышления и профессиональному опыту, эти люди давали и продолжают давать качественные знания. Поэтому учиться у них дорогого стоит.
 
«Tarlan.kz», 18.01.2019 г.
Сырым Иткулов
 

Фото: http://www.kaznu.kz 

Просмотров: 502       « Вернуться назад